нажми для закрытия
поделки

меню Главная Дошкольник Половое воспитание

Что такое кастрационная тревога? Эдипов комплекс.

<<< Половое воспитание

Краткое содержание: Страх кастрации у мальчиков. Чем вызывается кастрационная тревога? Эдипов комплекс.

Страх кастрации у мальчиков

Саше было 6 лет. На прием к детскому психотерапевту его привели в связи с тем, что он был труден в общении. Он был шумным, конфликтным, легко возбудимым. Саша был гиперактивным ребенком. Диагноз "гиперактивность" в последние годы стал довольно популярным. Он регистрирует способ поведения: неугомонность, избыточную активность, часто драчливость, часто трудности освоения учебной программы.

Однако сути происходящего во внутреннем мире ребенка этот диагноз не отражает. Гиперактивность может быть вызвана самими разными внутренними причинами. Задача детского психотерапевта как раз и заключается в том, чтобы понять эти внутренние причины, а не просто подавить беспокойное поведение ребенка.

Для этого детский психотерапевт, прежде всего, обращает внимание на социальную ситуацию развития ребенка: в какой семье растет ребенок, что за люди его родители, как они сами справляются с жизненными трудностями, какую помощь они оказывают развитию своего ребенка.

Как же обстоят дела в семье Саши? Саша рос в полной семье, у него были молодые мама и папа. Семья жила отдельно, в квартире, где у Саши была своя комната. Саша был первым желанным ребенком в семье. И мама, и папа были заинтересованы в развитии своего сына и не жалели на это ни времени, ни сил, ни средств.

Так, социальная семейная ситуация благополучная. Посмотрим тогда на личности родителей. Безусловно, все мы не идеальны, у каждого из нас есть те или иные особенности, те или иные недостатки. Важно поэтому не рассматривать личность родителей саму по себе. Важно понять, есть ли что-то такое в личности родителей (нас самих), что может быть истолковано ребенком как непереносимое: страх ли перед доминантной мамой, ужас ли перед грозным отцом, жуткое ли ощущение, что родители разводятся из-за тебя, и т. д. Ну, а как обстояли дела в семье у Саши?

Сашина мама была спокойной молодой женщиной, посвятившей себя семье. Она была студенткой, но училась в институте заочно, отдавая много времени уходу за домом, мужем и сыном. Папа тоже высоко ценил семью. Он вырос в детском доме, и наличие своей семьи было для него очень важно. Работал он в охранных структурах и выглядел сильным и уверенным. Не раз он приходил на встречи в футболке, демонстрирующей его развитую мускулатуру. Поскольку это происходило даже тогда, когда было очень холодно, то можно было предположить, что папа очень гордится своей выявленной мужественностью. Его манера держаться была преувеличенно маскулинной и решительной. Нет ли в этом угрозы для ребенка? Психологи знают, что вялый, подчиняющийся женщинам отец не может способствовать личностному развитию ребенка. Ну, а такой - мужественный и властный? Неужели и это проблематично? Как хочется порой, чтобы все было четко и ясно! Неужели нельзя просто следовать правилам: делать так, не делать этак, - и тогда все получится правильно: ребенок будет расти здоровым и счастливым?! Выходит, что нельзя. Можно знать общие законы и задачи развития, но жизнь все равно предложит такую смесь любви, ненависти, радости и страха, что одними правилами не отделаешься! От каждого из нас жизнь потребует индивидуальности и творческого подхода!

Попробуем разобраться здесь хотя бы в общих закономерностях развития. Перед мальчиками стоит чрезвычайно важная задача развития - стать мужчиной. Центральную роль отца для установления прочного чувства мужественности у мальчика невозможно переоценить. Мальчику в процессе его личностного роста необходимо сначала отделиться от матери и стать отдельной личностью. Идентификация с отцом оказывает в этом очень большую помощь. Чувство отличия от матери появляется, когда есть мужчина, с которым мальчик может идентифицироваться. Ощущение похожести с мужчиной, с "подобным себе", дополнительно усиливает чувство маскулинности ("Раз папа выжил и сохранил себя, не будучи слитным с матерью, то и у меня есть шанс быть другим, не таким, как женщина!"). Телесный образ мальчика становится более стабильным.

Установив уверенное чувство маскулинности, приняв мужскую роль, мальчик начинает искать другой тип отношений с матерью. В его представлениях отец все больше получает черты обожаемого идеала. Мальчик хочет быть похожим на отца во всем! А это значит, что и отношения с матерью у него должны стать похожими на те, что существуют у отца! Вместо того чтобы быть ребенком своей матери в зависимых отношениях, как было раньше, теперь мальчик хочет быть более мужественным в отношениях с ней. Он хочет занять место своего отца именно потому, что стремится во всем быть таким же, как отец! В психоанализе этот внутренний конфликт носит название Эдипова комплекса. В психоаналитической теории этот конфликт описан как составляющая часть нормального развития ребенка, то есть, он возникает у любого ребенка. (Здесь мы описываем только внутреннее развитие мальчика, но этот же конфликт, со своими особенностями, есть и у девочек.) Эдипов конфликт отражает острое желание ребенка занять взрослое партнерское положение в отношениях с родителями, а также его переживания по поводу своего подчиненного положения в семье.

Разные школы психоанализа по-разному оценивают качество переживаний ребенка в этот период. Психоанализ Фрейда рассматривает влечение к родителю противоположного пола как чувственно окрашенное. Школа Лакана относится к этому влечению, скорее, как к метафоре, отражающей желание ребенка стать для матери "всем". Стать всем для другого - значит воплотить в себе все, что только другой может захотеть. Мечты ребенка относятся больше к идее экзистенциального воссоединения и неизбежно не выполнимы. Однако как бы психологи ни интерпретировали происходящее с ребенком на этой фазе, факт появления нового качества отношений ребенка к родителям невозможно не заметить. Именно в этом возрасте отношение мальчика к матери (девочки - к отцу) окрашивается, скорее, тоном партнерства, нежели инфантильной зависимости. Родителям хорошо знаком тип детского высказывания, появляющийся именно в старшем дошкольном возрасте: "Когда я вырасту, я на тебе женюсь". Для взрослых ушей эта фраза звучит трогательно и забавно, однако она отражает глубинный внутренний конфликт ребенка на пути осмысления нового измерения мира отношений.

Итак, мальчик развивает фантазии о том, чтобы быть "мужчиной" своей матери: таким же, как папа, еще бы лучше - вместо папы. Важно помнить, что эти ранние детские фантазии не включают реалистического или точного изображения взаимодействия. Детские сексуальные фантазии - запутанные и смутные. Уже в ранние годы детского психоанализа было замечено, что попытки "просветить" ребенка часто способствуют дополнительным искажениям, так как превосходят его когнитивные и эмоциональные возможности, а детские чувства очень интенсивны.

Незрелые познавательные функции ребенка способствуют возрастанию кастрационной тревоги. Мальчик боится, что его могущественный отец узнает о его мыслях и фантазиях и будет мстить. Кастрационную тревогу следует понимать метафорически. Это то, что сопутствует развитию и может принимать множество значений. Кастрационную тревогу не следует считать только страхом потери пениса. По мере развития она уже относится к страху подрыва мужественности в целом. Страх актуального повреждения или потери гениталий принимает более общий характер и касается собственной эффективности, потенции, соответствия идеалу. Не потому ли взрослым уже мужчинам бывает так важно продемонстрировать, что его машина (часы, телефон и т. д.) "круче", чем у других? Если Эдипов конфликт внутренне не решен, то мужчине надо постоянно доказывать (всем, и в первую очередь, себе), что он - самый главный, самый мужественный!

Из-за своих "недопустимых импульсов" по отношению к матери и отцу мальчик начинает чувствовать сильную вину. В попытке защититься от кастрационной тревоги и чувства фаллической неполноценности мальчики часто используют агрессию. В этой связи особенно важна роль отца. Отец помогает мальчику регулировать агрессивное поведение. Если же отец, вместо того, чтобы помогать мальчику справляться с агрессией, становится строгим "дисциплинатором", то он может интенсифицировать кастрационную тревогу у ребенка. Своей неприступностью и демонстрацией власти он стимулирует враждебное состязание сына с ним. Нередко такой отец унижает и дразнит сына, представляя себя как непобедимого. Такое поведение только усиливает защитную враждебность мальчика. В этом случае у мальчика может наблюдаться преувеличенная демонстрация фаллической силы (дерется, чуть что; обижает слабых; стремится победить любой ценой). Такое вызывающее поведение вовсе не доказывает маскулинность, а, напротив, свидетельствует о наличии у мальчика чувства небезопасности, выдавая и подчеркивая продолжающийся страх кастрации.

Итак, мы говорим о том, что конфликты Эдипова комплекса вызывают кастрационные страхи у мальчика. Что же дальше? Как ребенку выйти из этого круга проблем?

Даже самые любящие родители будут вынуждены разочаровать ребенка, поскольку его желания далеко превосходят возможности реальности. Стать любовным партнером (по Фрейду) или совершенным объектом мечты родителя (по Лакану) ребенку не удастся. Раньше или позже, в целях сохранения самооценки, ребенку придется повернуться лицом к реальности и признать недостижимость своих желаний во взаимоотношениях с родителями и свою незрелость. И это разочарование благотворно, оно несет в себе залог прогрессивного личностного развития. Внутреннее душевное равновесие может быть восстановлено тем, что ребенок "откладывает" достижение своих желаний на более позднее время: "Когда я стану таким же большим, сильным и умным, как папа, тогда я вернусь к решению этого вопроса". Таким образом, ребенок оказывается перед новой задачей развития: стать таким же большим, сильным и умным, как папа. На смену внутреннему смятению и дистрессу приходит стремление освоить новые знания и навыки, как в деятельности, так и в социальных отношениях.

Этот прогресс ребенку дается нелегко и достигается ценой страданий и самоотречения. Период развития от 3 до 6 лет может протекать тяжело и даже сопровождаться болезненными симптомами (такими как страхи, энурез и т. п.). И все-таки конфликты, которые лежат в его основе, - нормальные. По выражению Анны Фрейд, это "цена, которую приходится платить за более высокую ступень развития личности".

Постепенно мальчик отказывается от собственнических желаний, направленных к матери, и идентифицируется с родительскими правилами. Отцовские моральные стандарты все более идеализируются и постепенно становятся собственными стандартами. Фрейд описывал роль идентификации с отцом и как шаг к Эдипову комплексу и, одновременно, как средство его разрешения. Разрешение Эдипова конфликта приводит ребенка к личностному росту, к выходу за рамки семьи и к возможности освоения более широкой социальной среды (общества сверстников).

Ну, хватит теории. Пора уже посмотреть на ситуацию Саши. Его папа был как раз таким мужчиной, которому важно было демонстрировать свою маскулинность. Это выдавало его потребность постоянно утверждать свою мужественность и скрывало глубинную неуверенность в ней. Впрочем, это уже совсем другая история. Личностные особенности папы интересуют нас постольку, поскольку они играют важную роль в формировании Саши. Получается, что задача формирования мужественности у Саши была осложнена нерешенностью сходных проблем у его отца. Помочь Саше выбраться из сетей внутреннего конфликта было некому.

Посмотрим теперь на внутренний мир самого ребенка. Конфликт, переживаемый Сашей, был связан именно с восприятием им своей роли в треугольнике "я - мама - папа". Как сказано выше, этот нормальный конфликт его возрастной фазы должен был бы привести к дальнейшему личностному росту. Но у Саши он вызвал, наоборот, блокировку развития. Саша "застрял " в данном конфликте, не будучи в состоянии справиться с зашкаливающе сильными чувствами. Эдипов конфликт сам по себе увеличивает у ребенка ощущение своей незначительности и слабости. Обычно ребенку и так достаточно трудно справляться с этим. У Саши же это переживание усилилось переживанием страха перед папой. Папу он боялся. Папа был для Саши образцом "непоколебимой" мужественности. "Мужчина всегда тверд и всегда непобедим!" - как бы говорил папа всем своим видом! При этом от Саши папа требовал беспрекословного подчинения и послушания. Да-а-а, что-то не складывается. Противоречие какое-то! Вот ребенок и не мог разобраться, ни в том, каким ему быть, ни в своих чувствах по этому поводу. А обнаружить свои страхи вовне было для Саши просто невозможно. Выразить свое внутреннее напряжение Саша мог только поведением. В детском саду он был задирой, непослушным и неусидчивым мальчишкой, дома в отсутствие папы - тоже. Как мог, Саша пытался "повторить" в себе папу! Его гиперактивное поведение было встроено в структуру Эдипова конфликта и отражало его кастрационную тревогу.

Сейчас, задним числом, я могу позволить себе с уверенностью говорить о Сашиных тревогах. Тогда же это было только общей гипотезой и, разумеется, требовало дополнительных прояснений, чтобы быть подтвержденной или опровергнутой. В тот период очевидным было лишь то, что Сашино эмоциональное неблагополучие нуждается в прояснении.

Саша был принят на психоаналитическую психотерапию, которую проходил 2 раза в неделю в течение 1,5 лет. В начале работы он предпочитал шумные игры. Саша много кувыркался, демонстрируя свою физическую ловкость, требовал, чтобы я восхищалась им. Мы часто играли в мяч (насколько это позволяли размеры кабинета). При этом Саша организовывал игру так, чтобы победа оставалась непременно за ним. Впрочем, победа была необходима ему в любой игре. Если, например, я выигрывала в шашки, то Саша становился грустным и безучастным. При этом обсуждать происходящее Саша не мог. Психических средств для осмысления своих переживаний у него не было, моих слов он не слышал тоже.

Сашина психотерапия продолжалась уже почти год. Как-то раз он пришел на сессию необычно тихий. "Мы только что от зубного врача, - сказала его мама. - У него болел зуб. Поэтому срочно пошли к стоматологу..."

Когда мы с Сашей зашли в кабинет, он вытащил из шкафа коробку с динозаврами и расставил их в ряд. Обычного своего задора, однако, он не проявлял. Мне он дал роль нападающей стороны, его динозавры защищались и побеждали.

С. Я всех побеждаю!

(Саша говорил о своей армии, но форма и эмоциональный заряд этой фразы дали мне возможность перевести его высказывание на его собственное состояние.)

П. Возможно, ты и сам чувствуешь, что на тебя напали, и хочешь суметь защищаться так же успешно, как и твои динозавры сейчас.

С. А знаете, мы сегодня были у зубного врача...

П. Тебе там лечили зуб?

С. Мне его вырвали!

Эту фразу Саша сказал тихо и с каким-то ужасом. (Выражение Сашиного лица и голоса выдавало большую тревогу. Неужели его ужас связан только с зубом? Некоторые события потому и кажутся страшными, что человек невольно проводит аналогии с чем-то большим. В данном чувстве Саши я предположила наличие у него более общего страха телесного повреждения.)

П. Может быть, тебе так страшно, что вырвали зуб, потому что кажется, что и другие части тела можно вырвать так же просто?

С. Мне не кажется, я знаю это точно.

(Тут пришла моя очередь удивляться. Саша сказал эту фразу так убежденно и прочувствовано, словно думал об этом и раньше. Видимо, Сашин страх хранился неглубоко в сознании. Поход к зубному врачу активизировал это чувство. А доверительная атмосфера, сложившаяся в психотерапии, сделала возможным для Саши высказать это свое ощущение.)

П. Разве? Что-то я не совсем понимаю, что ты имеешь в виду...

С. Ненавижу девчонок!

П. При чем тут девчонки? Объясни, пожалуйста.

С. Вы видели девчонок? У них ведь нет "хозяйства"!

(Так... Общая картинка Сашиных переживаний начала складываться. Наконец-то я поняла, что имел в виду этот мальчик, испытывая страх телесного повреждения. Раньше Саша никогда не упоминал своих тревог по поводу утраты пениса. Да и само слово "хозяйство" Саша употребил здесь впервые.)

П. Ты ненавидишь девчонок из-за того, что у них нет "хозяйства"?

С. Ну, как Вы не понимаете?! Девчонки плохо себя вели. Вот им и вырвали их "хозяйство".

П. Ты хочешь сказать, что девчонки - это бывшие мальчики, у которых отобрали "хозяйство"?

С. Ну да.

(Эта фраза открывала весь ужас, в котором находился ребенок, справляясь со своими умозаключениями в одиночку! Господи, как страшно представлять, что тебя могут лишить такой важной части тела, как пенис, если ты не будешь слушаться! Какая невероятная и устрашающая фантазия! Но одновременно было большим облегчением то, что Саша высказал это свое убеждение! Теперь его тревога могла быть понята и ослаблена!)

П. Представляю тогда, как неприятно иметь дело с девочками! Ведь их вид постоянно напоминает тебе о том кошмаре, который может приключиться с мальчиком!

С. Не терплю девчонок!

П. Как страшно думать о том, что может случиться, если не будешь послушным!

С. Мне папа так и сказал: "Не будешь хорошо себя вести, "хозяйство" отвалится!"

(Как часто мы, взрослые, бездумно усмиряем непослушных детей, пугая их то "страшным дядькой", то "бабой-ягой", то тем, что какая-то часть тела "отвалится"! А ведь у ребенка способность отделять фантазию от реальности еще очень слаба! Вот и наступает порой в детской голове путаница, что может произойти на самом деле, а что - нет.)

П. Знаешь, "хозяйство" у мальчиков и мужчин держится очень прочно. И отвалиться не может никак.

С. Вы точно это знаете?

П. Точно. А девочки изначально другие, не такие, как мальчики.

С. Их что, не наказали?

П. Нет, у них просто тело устроено по-другому.

На этом отрывок из Сашиной сессии мы прервем. Разумеется, Сашина фантазия об утрате пениса была связана не только с угрозами папы, что ""хозяйство" отвалится". Его тревога была связана с Эдиповым конфликтом и имела более общий характер. На этой сессии, однако, важно было унять интенсивность Сашиных переживаний. В первую очередь, нужно было уменьшить непереносимый, парализующий страх мальчика. В дальнейшем обозначенный конфликт уже мог быть проработан более детально. И действительно, Саша смог обратиться к своему внутреннему конфликту на последующих сессиях. Проработка конфликта - занятие небыстрое. Происходит это постепенно и требует душевных усилий, прежде всего, со стороны самого пациента. Здесь мы хотели бы подчеркнуть только, что содержание внутренних конфликтов очень индивидуально. Даже если психотерапевт (или родитель) имеет общие представления о ходе развития, все-таки уникальное наполнение того или иного конфликта требует прояснения и желания понять данного конкретного ребенка.

Читатель, наверное, уже и сам догадался, что психотерапевтическая работа с Сашей должна была быть дополнена работой с его родителями, прежде всего, с папой. Много встреч произошло как с родительской парой, так и отдельно с папой. Как хотелось бы мне написать здесь, что после этого отношения Саши с папой чудесным образом изменились! Но это будет неправдой. Да, несомненно, стиль взаимодействия стал мягче. Папа пытался теперь проявлять больше сочувствия и снисходительности, перестал угрожать сыну за неподчинение. Однако полного понимания проблем мальчика у папы не произошло. Да это и не удивительно. Ведь затрагивая проблемы формирующейся мужественности, мы неизбежно оказывались на территории собственного личностного конфликта этого мужчины. А это уже требовало собственной психотерапии папы, к которой он готов не был. Тем не менее его желание помочь сыну выразилось в его попытках стать Саше другом, а не только "объектом устрашения", которым он всегда выступал для мальчика раньше.

Психотерапия Саши была завершена через 1,5 года после ее начала. Саша стал больше разбираться в своих чувствах, научился узнавать и выражать их. В общении со сверстниками он перестал быть задирой и драчуном и научился справляться с возникающими конфликтами более цивилизованными методами. Он мог теперь выражать свои чувства не только поведением, он активно использовал слова, рисунки и другие символические формы. Его поведение потеряло качество гиперактивности. Нет, он не стал спокойным и рассудительным ребенком, но он перестал быть проблемой в школе (куда перешел из детского сада) и дома. Внутренний конфликт данной возрастной фазы был преодолен Сашей. Кастрационная тревога больше не переполняла мальчика, наполняя тревогой все его проявления. Теперь он мог перейти к решению следующей задачи развития - освоению более широкого социального пространства.

Автор: Н.Л. Васильева

Другие публикации на тему данной статьи:

   - Три стадии развития мальчиков, которые необходимо знать

   - Мама, я хочу жениться на тебе

   - Психосексуальное развитие детей трех-пяти лет

Рекомендуем родителям и специалистам лучший в Рунете сайт с бесплатными развивающими играми и упражнениями для детей - games-for-kids.ru. Регулярно занимаясь с дошкольником по предложенным здесь методикам, вы без труда подготовите ребенка к школе. На этом сайте вы найдете игры и упражнения на развитие мышления, речи, памяти, внимания, обучение чтению и счету. Обязательно посетите специальный раздел сайта "Подготовка к школе игры". Приведем для ознакомления примеры некоторых заданий:

подготовка к школе для подготовки к школе в школу

   

  

   

   

Новейший онлайн букварь

Игровые карточки к букварю

Подготовка к школе

Зимние поделки

Рисунки на тему зима

Валентинки своими руками