нажми для закрытия
поделки

меню Главная Дошкольник Статьи по детской психологии

"Синдром Мюнхгаузена - 2". Почему дети становятся жертвами своих родителей.

<<< Статьи по детской психологии

Краткое содержание: Зачем некоторые истеричные матери манипулируют здоровьем ребенка, вызывая симптомы различных болезней?

истеричные матери

О своем детстве ныне 35-летняя Джулия вспоминает как о непрерывном кошмаре. Вместо того чтобы играть со сверстницами, маленькая Джулия в сопровождении Санди Грегори, своей матери, ходила по больницам родного города Колумбуса, столицы американского штата Огайо. "Доктор, моя дочь чувствует себя очень плохо. Что с ней происходит?" - вопрошала Санди.

Девочка и впрямь выглядела неважно. Врачи делали все, чтобы найти причину нездоровья: многократно брали на анализ ее кровь, посылали ребенка на рентген, обследовали с помощью катетера мочевой пузырь и сердце. Но если врачи все-таки ничего не находили, Санди обвиняла их в некомпетентности и направлялась в другую больницу. И там все начиналось сызнова.

При этом мать так красочно описывала симптомы различных заболеваний, что нередко убеждала медиков, что ее дочь действительно больна. Наличие каких только болезней не подозревали у бедной Джулии: мигрень, ангину, головокружение, аллергию, одышку, искривление носовой перегородки, порок сердца, нарушение сердечного ритма... Джулии назначали диеты, прописывали все новые медикаменты.

В действительности Джулия была нормальным ребенком. И что могло подкосить ее здоровье, так это непрерывное "лечение" от несуществующих болезней, которые придумывала Санди. К счастью, Джулия пережила все, что проделывала над ней мать и ее невольные сообщники - врачи и медсестры, без серьезных последствий.

Однако простить мать за отравленное детство она не смогла и написала книгу-обвинение "Ты делала меня больной", которая сразу же стала бестселлером в США и опубликована уже в восемнадцати странах. Но главным побудительным мотивом, заставившим ее взяться за перо, было все-таки не сведение счетов с матерью, а желание обратить внимание читателей на реально существующую проблему, о которой до сих пор мало что известно даже многим специалистам-психиатрам.

"Моя мать производила впечатление нормального человека".

Кому из нас хоть раз в жизни не доводилось прикидываться больным? В школьные годы - чтобы избежать двойки за невыученный урок, будучи взрослым - чтобы не пойти на работу и посвятить день каким-то неотложным личным делам. Конечно, большинство из нас прибегают к подобным хитростям в крайних случаях. Хотя встречаются и такие симулянты, которые довольно часто злоупотребляют легковерием и сочувствием окружающих. При этом ни один мнимый больной, разумеется, не хочет болеть по-настоящему.

Но есть и такие люди, которые только и мечтают о том, чтобы быть больными. Они всеми правдами и неправдами добиваются направления в больницу, где бы их обследовали и лечили - чем дольше, тем лучше. С этой целью умело имитируют симптомы различных болезней. Некоторые из них даже глотают гвозди, ложки и вилки, чтобы оказаться на хирургическом столе.

При этом мнимыми больными их назвать нельзя. Они на самом деле не здоровы. Но страдают не теми болезнями, которые придумали и стараются изобразить, а одной из форм истерии. Эту форму в 1951 году описал английский ученый Р. Ашер, назвав ее "синдромом Мюнхгаузена", поскольку его пациент столь вдохновенно сочинял якобы случившиеся с ним драматические истории, что напомнил знаменитого героя рассказов Распе.

Во имя чего же эти "Мюнхгаузены" лгут, подвергают риску собственное здоровье, а то и калечат себя? Они жаждут внимания, сочувствия и заботы. И все это получают в больнице. Тем самым, как говорят психологи, они компенсируют испытанный в детстве дефицит любви, общения и защищенности. Как правило, синдром Мюнхгаузена приобретается в неполных или проблемных семьях.

Однако такое же внимание и сочувствие можно получить, если за жертву болезни выдавать не себя, а своего ребенка. Что и делала Санди Грегори. На этот вариант синдрома Мюнхгаузена впервые обратил внимание в 1977 году английский педиатр Рой Мидоу. Он еще не получил общепринятого наименования, поэтому мы будем называть его "синдром Мюнхгаузена-2".

Подавляющее большинство (свыше 90 процентов) больных этой формой истерии - женщины, многие из которых в детстве сами подвергались физическому или психическому насилию. Манипулировать здоровьем ребенка они начинают едва ли не сразу после его рождения: дают ему снотворное и другие медикаменты, вызывая тем самым симптомы различных болезней. А чтобы получить нужные им результаты анализов, подмешивают в мочу ребенка, например, собственную кровь. Такие матери вводят в заблуждение врачей довольно умело, поскольку зачастую располагают определенными познаниями в медицине, а иногда сами являются врачами или медсестрами.

Порой манипуляции здоровьем младенцев заканчиваются трагически. Но вместо того чтобы покаяться, убийцы собственных детей продолжают играть роль подавленных горем родителей, пытаясь вызвать сочувствие окружающих, обвиняют в халатности врачей и даже обращаются в суды, требуя их наказания.
Впрочем, как правило, во избежание разоблачений "Мюнхгаузены в юбках" предпочитают "мягкие" методы воздействия на здоровье детей (которые тем не менее никогда не бывают безобидными). Известны, однако, и случаи крайней жестокости.

Распознать больных, страдающих синдромом Мюнхгаузена-2, чрезвычайно сложно. Ведь в обыденной жизни они ничем не отличаются от других. "На посторонних моя мать производила впечатление совершенно нормального человека. Но она была мастерицей по части введения в заблуждение людей", - говорила Джулия Грегори корреспондентам журнала "Штерн", встречавшимся с ней уже после выхода ее книги.

Но даже если мучители собственных детей пойманы за руку, их редко удается наказать или отправить на принудительное лечение.

В Германии известен один-единственный случай, когда мать, проделывавшая над своим ребенком подобные "опыты", по приговору суда была отправлена в психиатрическую больницу.

Понятно, почему ни в одной стране не существует точной статистики относительно распространенности среди родителей синдрома Мюнхгаузена-2. Есть лишь весьма приблизительные оценки специалистов. Так, по мнению американского психиатра Марка Фельдмана, в США примерно 1200 детей ежегодно становятся жертвами своих матерей.

"Совершенно новый феномен для психиатров".

Когда Джулия была маленьким ребенком, она, по ее словам, не понимала, что с ней происходит: "Если тебя непрерывно обследуют и говорят, что ты больна, то невольно в это поверишь".

В семье ее некому было защитить. Отец, страдавший манией преследования, проводил время за едой и телевизором и в отношения матери с дочерью не вмешивался. Правда, он не разрешил Санди манипулировать здоровьем сына.

Впервые Джулия попыталась воспротивиться очередной,довольно болезненной диагностической процедуре, когда ей было 13 лет. Это случилось в клинике во время подготовки к обследованию сердца с помощью катетера. "Не делайте этого! Моя мать все выдумала!" - крикнула она, лежа на операционном столе. Но отчаяние девочки не смутило хирурга и медсестер, которые отреагировали тем, что дали ей успокаивающее средство. А когда обследование было закончено и ни одно из высказанных Санди подозрений не подтвердилось, разочарованная мамаша возмутилась: "Как, вы отказываетесь делать операцию на открытом сердце?!"

Будучи десятиклассницей, Джулия предприняла вторую попытку "вынести сор из избы". Она поговорила со школьным психологом. Но тот не нашел ничего лучшего, как позвонить родителям и сообщить о "безумных фантазиях дочери".

Санди не довольствовалась одной жертвой. Она брала на воспитание сирот. Удивительное дело, но власти не находили причины, чтобы отказать ей в этом праве. Джулии, которая к тому времени, не окончив школы, работала помощницей медсестры в одной из клиник, было жаль детей, и она рассказала своим начальникам, каким образом ее мать на самом деле "воспитывает" сирот. Те в свою очередь о проделках Санди информировали местные власти. После опроса сирот их забрали из семьи Грегори. Джулию поместили в детский дом. Состоялся суд. Но на процессе Джулия так и не решилась сказать правду. "Как я могла свидетельствовать против родителей, которые сидели рядом и бросали на меня злые взгляды?" - объясняет она свое тогдашнее поведение.

Окончательно Джулия ушла из родительского дома, когда ей исполнилось 18 лет. Жила на случайные заработки, часто меняла место жительства. В 24 года снова пошла в школу, чтобы завершить образование. Получала хорошие оценки. А ведь мать говорила, что у нее "не все в порядке с мозгами".

Однажды Джулия попала на лекцию по психологии. Там она впервые услышала о существовании такой болезни, как синдром Мюнхгаузена - 2, и поняла, что кроме нее есть еще много людей, пострадавших от своих родителей.

Между тем Санди развелась с мужем и переселилась в штат Монтана. Там снова вышла замуж. Редкие контакты с дочерью поддерживала по телефону.

Навестить мать Джулия отважилась лишь спустя семь лет после своего бегства. Она надеялась, что мать изменилась. Увы, она увидела прежнюю картину. В доме снова жили приемные дети - Пол и Тина. Мать жаловалась, как много у них разных болезней. А на кухонных полках громоздились коробки с лекарствами...

После этого визита Джулия решила во что бы то ни стало вырвать детей из рук Санди. И еще - написать книгу о собственной судьбе. "Я пережила еще не такие страшные вещи, как многие другие, которые стали инвалидами от того, что матери кормили их лекарствами в огромных количествах. Со мной все обошлось, но все же я испытала достаточно, чтобы об этом рассказать", - говорила она корреспондентам журнала "Штерн".

Книгу Джулия написала. А вот вызволить сирот из той западни, в которую они попали, пока не смогла. Власти, в распоряжении которых документы о страданиях прежних приемных детей Санди, экспертные заключения о невыносимых условиях, в которых живут нынешние приемные дети и, наконец, книга Джулии с подробным описанием всех деяний ее матери, почему-то больше верят Санди. Пол и Тина до сих пор живут в ее доме. Многоактная трагедия продолжается.

Естественно, возникает вопрос: а можно ли вылечить людей, подобных Санди Грегори? Добровольно лечиться они нe хотят, а для принудительного лечения зачастую не хватает юридических оснований. Да и власти не горят желанием заниматься такими делами. С другой стороны, судя по всему, толком лечить их медики пока не умеют. Ведь, как признал ведущий специалист Германии по данной проблеме профессор Вернер Клееман, "синдром Мюнхгаузена-2 - совершенно новый феномен для психиатров".

Автор: Александр Колосков

   

  

   

   

Новейший онлайн букварь

Игровые карточки к букварю

Подготовка к школе

Осенние поделки

Поделки из овощей

Осенние вытынанки